Вопрос формулировки

vopros-formulirovki-youtube

В ближневосточном регионе появилось много игроков и много оружия.

Вот все-таки приятно осознавать, что наша маленькая страна может быть примером для большой, к примеру, России. Причем в этом признается сам президент Путин. Берите, говорит, пример с Израиля – вот как нужно воевать с терроризмом. “Израиль всегда борется до конца и благодаря этому существует, да и другого выбора нет, надо бороться”, – произнес Путин на Валдайском форуме.

Все это хорошо, но есть нестыковки. Израиль борется с терроризмом, но почему тогда Россия дружит с ХАМАСом и “Хизбаллой”? Мы ведь тут в другими террористами в общем и не воюем. То есть в основном – только с этими. Но таких исламистов в Москве называют “легитимными политическими силами”.

Весь вопрос – в формулировке.

В сирийском Алеппо, например, боевики “Джабхат ан-Нусры”, присягнувшие на верность ИГИЛу, назначили мирным жителям цену за выход из города по гуманитарным коридорам. Цена жизни и смерти – 300 долларов. В соседнем с Сирией Ираке боевики ИГИЛа, окопавшиеся в Мосуле, используют мирных жителей в качестве живого щита. И в Сирии, и в Ираке идет война с террором. Так, по крайней мере, заявляется официально. Но Госдепартамент США и российский МИД схлестнулись не на шутку в вопросе – чья война гуманнее? Иными словами, где гибнет меньше мирных жителей?

Резкие заявления, которые делали Москва и Вашингтон, нельзя назвать простым словесным… противостоянием. В эту партию – помимо собственной воли – оказался втянут и Израиль. В ближневосточном регионе появилось много игроков и много оружия. То самое ружье, которое – не дай бог – еще выстрелит в последнем акте этой драмы.

9tv.co.il

Добавить комментарий