Куда идем мы за Кремлем?

kuda-iden-27-01-2017

То, про что будет написано, может показаться умозрительным, конспирологическим, даже сумасшедшим. Только вот авторитарные режимы тем и отличаются, что при их господстве самые невероятные сценарии могут стать реальностью.

Итак, политолог Алексей Гарань озвучил убеждение, которое было, собственно, вообще-то очевидно: «На Украине реализуется сценарий, написанный в Кремле». То же самое утверждает социолог Ирина Бекешкина.

Сценарий этот понимается как сценарий помощи нынешней власти и ее спасения, а в перспективе – сценарий закрепления нынешней власти гарантированной победой на президентских выборах.

Может, и так. Но факты могут свидетельствовать: написанный в Кремле сценарий имеет совсем другую цель.

Вспомним сценарий, который был реализован в самой России в 2000 году.

Функционер, мало кому известный еще за год до президентских выборов, триумфально выиграл эти выборы и стал президентом Российской Федерации – и занимает эту должность до настоящего времени, с четырехлетним перерывом «на Медведева» и собственным уходом на позицию премьер-министра с решающим голосом.

Подчеркну: еще в первой половине 1999 года мало кто из россиян мог бы вообще ответить на вопрос, кто такой Владимир Путин. А уже в марте 2000 года Путин был безусловным фаворитом президентских выборов.

Бешеная скорость набора популярности объяснялась просто.

Россию захлестнула волна терроризма и экстремизма, и Владимир Путин возглавил борьбу с ними. На момент выборов он еще не достиг заметных достижений, но сосредоточил усилия на преодоление терроризма, и об этих усилиях вдохновенно и с верой в успех сообщали российские СМИ. Пропуском в президентский кабинет стало для Путина начало чеченской войны.

Что мы наблюдаем сейчас на Украине?

Волну сопротивления, которое перестало быть мирным. Педалирование властью темы экстремизма. Пока тема терроризма находится на обочине, но из уст Николая Азарова она уже прозвучала. И суд над «васильковскими террористами» провластные СМИ изображали подробно, эмоций не жалели. Несмотря даже на то, что квалифицирование как терроризм намерения взорвать памятник является очень и очень сомнительным.

Президент и власть в целом выбирают путь насилия, но результатом становится дальнейшая радикализация ситуации и дальнейшая эскалация насилия.

Президент Украины дискредитирован, и дальнейшая эскалация насилия дискредитирует его еще больше. И в глазах мировой общественности, и в глазах собственных сограждан. Причем не только в глазах, условно говоря, «правого берега Днепра».

Как бы ни приходилось дискутировать про «две Украины», а неоспоримым является то, что личные – родственные, дружеские, коллегиально-деловые связи между жителями двух половинок государства являются весьма прочными.

И одно дело, когда для жителя Донецка события в Киеве – это нечто абстрактное, что-то наподобие «телевизора», то есть почти такое же, как события в Каире или Дамаске. А скорее даже, что-то вроде футбольного матча, где надо болеть за победу «своих» над «чужими». Одно дело, когда с родственниками, друзьями и знакомыми «с той стороны идеологических баррикад» можно до ссор спорить о Европе и России, коммунистах и бандеровцах, о том, может ли зарплата шахтера быть больше зарплаты профессора, либо наоборот – и о других абстракциях.

Но совсем другое дело, когда арестованы, осуждены, избиты, а то и ранены люди, которых вы лично знаете, причем знаете как добропорядочных и совсем не агрессивных.

Поэтому и в тылу, в своем бастионе – в Донбассе – власть не может быть гарантированной от дискредитации. Пусть не тотальной, но очень ощутимой.

Добавьте к этому, что в последние годы немало земляков стали киевлянами – если не по официальной регистрации, то по фактическому месту жительства.

Да, действительно, самая высокая элита, она же номенклатура, переехав из Донецка в Киев, продолжает жить в своем отдельном мире. Рядовые же граждане, совершив такой переезд, оказываются в новом окружении и в отличном от привычного информационном поле – и, соответственно, корректируют свои убеждения. Может, этот процесс был бы не таким уж быстрым, но водоворот сегодняшних событий ускоряет его.

Что мы имеем? Отечество и граждане в опасности, власть дискредитирована, ситуация обостряется. Чем не аналогия с Россией-1999?

Казалось бы, дальше идут сплошные различия: если в России-1999 нужно было посадить в президентское кресло определенного человека, чей рейтинг был нулевым, то на Украине такой фигуры нет, а Москва стремится продлить президентство действующего украинского главы государства?

В том-то и дело, что такая фигура есть. И фигура эта – не Виктор Янукович.

Так и не прозвучало ответа на вопрос: для чего, с какой целью был создан «Украинский выбор»? Для чего он проводит все более громкие кампании? Зачем он тратит на этот вездесущий пиар безумные, непостижимые средства? А средства эти действительно безумные: не знаю, как сейчас, а десять дней назад билбордами «Украинской выбора» была украшена вся трасса от Киева до Борисполя. С тем же текстом, что и в киевском метро: «Остановить ассоциацию с ЕС – выполнено; вступить в Таможенный союз, установить народовластие».

Снова и снова: не «сохранить», не «поддержать» – а именно «установить» это «народовластие».

Все это – просто ради идеи? Может, и так. Вот только репутацию идейного альтруиста Виктор Медведчук, если не ошибаюсь, до сих пор не заслужил.

Подумаем.

С точки зрения Москвы, Медведчук гораздо более прогнозируем, чем Янукович, гораздо надежнее него. Если Янукович для Москвы – союзник конъюнктурный, союзник от безысходности, то Медведчук – союзник идейный и убежденный. Добавьте к этому, что с Путиным Медведчука связывают не только официальные отношения.

С точки зрения перспектив на выборах, Виктор Медведчук – выразитель стремлений и интересов тех же избирателей, голосовавших за Виктора Януковича. Только выразитель несравненно более последовательный: на нем не висит игра в евроинтеграцию и «медовый год» с Евросоюзом. А еще на нем не висит обещание «улучшения вашей жизни уже сегодня», которое так и не выполнил Янукович.

Он был главой президентской администрации при Леониде Кучме? Осмелюсь утверждать: очень и очень много, если не большинство, украинцев давно уже забыли если не о самом этом факте, то уж точно про его подробности.

Не берусь утверждать, что сценарий Москвы именно такой.

Но невероятным написанное выше тоже не является.

Какой станет Украина в случае реализации этого сценария, а точнее, что произойдет с Украиной – о том лучше не думать, даже не пытаться представить. Это – как вечный спор между пессимистом и оптимистом: «Хуже, чем сейчас, уже не может быть. – Может, может!»

И, кажется, действующая власть не осознает этого.

Не осознает и Янукович. Не понимает: очень может быть, что российская помощь – и финансовая, и организационная – предназначена вовсе не для него, не для его триумфальных побед. Может оказаться, что ему самому Россия отвела роль всего лишь разменной фигуры.

Поэтому хотелось бы напомнить еще один сценарий, который стал историческим фактом.
1981 год, охваченная длительными протестами, а то и восстанием, Польша. К власти приходит Войцех Ярузельский, провозглашает в стране военное положение и… в тот же день лишает свободы как лидеров общественной оппозиции, так и только что отстраненных от власти – безупречно законным образом! – высоких партийно-государственных руководителей.

Если сценарий с Медведчуком будет реализован, как вы думаете, каким будет его самый первый шаг?

Очень вероятно, что им станет показательное наказание Януковича – за то, что довел ситуацию почти до гражданской войны. Вполне вероятно, что экономическая составляющая в обвинениях тоже будет.

Поэтому – как наивно это ни прозвучит – вполне может оказаться, что Януковичу, вопреки всему, несравненно выгоднее искать компромисс с восставшими гражданами и с оппозицией.

Потому что в игре, в которую его втягивает Россия, победителем назначен не он.

Автор материала: Борис Бахтеев

По материалам: Украинская правда

politica-ua.com

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.