Бедный злой Крым

1419950831_1395048101-9622-kryim-simferopol-referendum-rossiya

Пустые железнодорожные пути, пустое табло, растерянные люди. На железнодорожном вокзале Симферополя шумно только возле касс. Несостоявшиеся пассажиры сдают билеты.

“Хотели съездить к родным в Киев на Новый год”, – общаются люди в очереди.

“А у нас самолет завтра из Борисполя, собирались на лыжах кататься, детям подарок сделать”.

“Не жди, сестра, не приеду, – говорит в трубку женщина. – Поезда больше не ходят”.

“А переправа работает, кто знает?” – обращается к толпе мужчина.

“А когда сообщение восстановят?” – спрашивает девушка у кассирши.

“А кто сказал, что его восстановят?” – зло ухмыляется та в ответ.

Ну, кассирши никогда особой любезностью не отличались, а теперь-то есть причина для злости – без работы остаются. Кому билеты продавать, если поездов больше нет. И так хочется спросить у уже фактически безработной кассирши, да и у наивной девушки, и у мужчины, который надеется преодолеть штормящий Керченский пролив на пароме, и у женщины, которая не увидится с сестрой, и у семьи, что не покатается на лыжах, у всех: на референдум ходили?

Оккупированный, аннексированный, а теперь еще и блокадный. Для полной изоляции осталось только запретить поставки в Крым украинских продуктов и товаров. И – получите, распишитесь – полуостров невезения. Засохший без днепровской воды, беспросветно мрачный без украинской электроэнергии, с шокирующими ценами, изолированный от мира.

“Давно надо было все это сделать – и свет отключить, и поезда отменить, – радуются крымские патриоты Украины. – Потерпим, а до “ваты” может что-то дойдет”.

“Это абсурд, что блокада со стороны Украины заставит “ватников” одуматься, – говорят другие. – Они ее еще больше возненавидят. Изолировать Крым – это играть на руку России. К тому же Украина, перерезая вот эту ниточку, рискует потерять здесь своих сторонников”.

Как ни странно, правы и те, и другие. В “ватной” среде уже появились первые разочаровавшиеся в своем российском выборе.

“Это была очень плохая затея, – говорит таксист. – Мы с друзьями голосовали за Россию, только один из нашей компании с самого начала говорил, что это бред. А теперь мы все понимаем, как он был прав. Цены бешеные, сидим без света, без воды, без тепла. Ничего хорошего тут не будет”.

“Послушалась своих теток, которые в России в деревне жили когда-то, – откровенничает продавщица на рынке. – Они доказывали, как там хорошо. Пошла на этот референдум, а теперь жалею. Жить стало очень тяжело, денег не хватает, а дальше что?”

Но не спешите радоваться просветлению “ватных” умов. Есть доказательства и второй версии.

“Бандеровцы, так их растак, свет рубанули Крыму. Мстят нам за то, что мы в Россию ушли. Ничего, вот мы им газ перекроем, будут знать! А мы, слава Богу, дома”.

И эти тоже кричат: потерпим. И продолжают внимать эпическому бреду из уст Путина/Киселева/Аксенова. Последний вот выдал: “Борьба за свою свободу, за свое волеизъявление, за возможность говорить на родном языке, она чего-то стоит. Мы это получили. Уверен, что и свет мы восстановим. Это временные трудности”.

Вон оно что – за язык страдаем, оказывается. А до этого, стесняюсь спросить, вы по-китайски в Крыму говорили? А если на “мову” намекаете, то ее здесь можно было услышать разве что от курортников-украинцев. Теперь враз обедневшие предприниматели, которые жили за счет курортного сезона, и рады бы услышать, да только украинцы в российский Крым и так-то не стремились, а теперь – с отменой поездов-автобусов – совершить путешествие с препятствиями и вовсе не найдется желающих. Прощайте надежды на новогодние туры.

Ну да ничего. Аксенов вон напророчил небывалый курортный сезон-2015. Мол, из-за кризиса россияне переориентируются на Крым. Держись, переправа! Хотя министр курортов аксеновского правительства не столь оптимистична в прогнозах. Дескать, дай Бог выйти хотя бы на цифры этого года. Говорит, кто нынешним летом преодолел переправу, тот вряд ли захочет повторить этот подвиг. Аплодирую. Хоть кто-то из властных кабинетов отважился назвать вещи своими именами. А то у Аксенова все в розовом свете. И мост построим на днях буквально. И спасибо, что международные платежные системы Visa и MasterCard прекратили работать в Крыму – крымчане, мол, быстрее перейдут на российские.

Бесконечные очереди, отключения света, транспортная блокада, падение рубля, повышение цен, перспектива встречать Новый год при свечах. И в этой пропасти – елка, привезенная в Крым из Вологды, Дед Мороз, приехавший из Великого Устюга, и министр из Зимбабве, который учил Аксенова жить в условиях санкций. Феерия в сумасшедшем доме.

Крокодил в крымском зоопарке сафари-парке “Тайган” ее не выдержал. И умер. От холода, который случился из-за отключения электричества. Директор говорит, в морском аквариуме умирает вся коллекция. Тот самый директор, который построил в Украине свой очень успешный звериный бизнес, а в разгар “крымской весны” кормил с рук не только львов, но и “вежливых людей”. А теперь – крокодилы умирают, львы и тигры голодают. И тигры по имени Референдум и Весна уже хищно поглядывают на зебру Россия.

С Новым годом, русский Крым, голова из ваты.

Говорит Крым

Добавить комментарий