Киберфобия Путина

cru-1

“Действия России на Украине отвлекли внимание мира от вторжения Кремля в интернет”, – утверждает обозреватель Foreign Policy Эмили Паркер. Отношение Путина к интернету еще более проливает свет на изоляционизм российского президента и его страх перед внутренними критиками, считает автор. Вдобавок возникает мысль, что Путин не в столь безопасном положении, как кажется. “Вообще-то лидеры, уверенные в себе, не считают социальные медиа серьезной угрозой”, – поясняет автор.

По мнению автора, кремлевские гонения на интернет начались как реакция на инакомыслие внутри страны. Социальные медиа сыграли ключевую роль в организации акций протеста в 2011-2012 годах, а блоггер Навальный стал одним из лидеров оппозиции. С тех пор свобода интернета в России все больше оказывается под угрозой. По данным Freedom House, с января 2012 по февраль 2013 года число сайтов, заблокированных за экстремистские материалы, выросло на 60%.

В 2012 году появился закон, допускающий блокирование некоторых сайтов без надзора суда. “Согласно одному из исследований, за последующий год в черный список попало более 83 тыс. сайтов, причем подавляющее большинство было блокировано “без правомерной причины”, – говорится в статье. Навальный заключен под домашний арест, ему запрещено пользоваться интернетом.

Автор перечисляет “головокружительный спектр новых ограничений” интернета в России: блоггеры, у которых более 3 тыс. читателей в день, обязаны регистрироваться, “люди должны предъявлять удостоверение личности прежде, чем пользоваться публичным Wi-Fi”, а с 2016 года сайты должны будут хранить личные данные российских граждан на серверах, расположенных в России.

Гонения на интернет – часть более широкой кампании по обуздыванию СМИ. Журналист Олег Кашин заметил, что теперь остаются только социальные сети. Но сеть “ВКонтакте” фактически взята под контроль союзниками Кремля. “Фейсбук” и “Твиттер” – единственные, над которыми у них нет власти. С ними тоже справятся, это только вопрос времени”, – сказал Кашин в интервью автору.

Миллионы россиян пока не торопятся искать альтернативы государственной пропаганде, а Путин пользуется значительной поддержкой, констатирует журналистка. Но ситуация может измениться, причем стремительно. Паркер вспоминает о митингах 2011-2012 годов: “даже годом ранее любой, кто сказал бы, что на горизонте демонстрации, был бы всеми осмеян”.

“Интернет сам по себе не выведет россиян на улицы, но экономический кризис мог бы вывести. В таком случае социальные медиа, вероятно, сыграли бы важную роль. Путин, по-видимому, это понимает”, – пишет автор. Она добавляет, что протестные движения иногда возникают, словно гром среди ясного неба. В Москве правительство сумело пережить акции протеста, а в Киеве не удержалось.

Foreign Policy

Inopressa

Добавить комментарий