Об элементарном уважении к государственности

радио-620x350

Недавно депутаты отказались обязать чиновников пользоваться государственным языком (см. статью «Опыт Крыма не научил…» в №105 от 18 июня с.г.). Однако область применения украинского языка, невзирая на казалось бы проукраинскую постмайданную власть, сужается не только в среде госаппарата.

Наиболее яркий пример – СМИ и в частности телевидение. Одно из единственных направлений, где еще продолжает доминировать украинский язык, – это новости. Многочисленные же ток-шоу все чаще пренебрегают им в пользу русского. И хотя при этом каналы нередко нарушают условия собственной лицензии, эта ситуация не только не вызывает практически никакой критической реакции среди профессионального сообщества и общества в целом, но и наоборот – преподносится как проявление «европейскости» и «плюрализма».

Так, на протяжении последних десяти лет ведущими двух из трех самых рейтинговых политических ток-шоу были русскоязычные журналисты, к слову, даже не граждане Украины. Но можем ли представить себе, чтобы, например, на французском телевидении судьбу страны с участием ведущих политиков обсуждали на английском языке? Интересно, что такое проявление «толерантности» украинских медиаменеджеров не помешало российской пропаганде разогнать истерию о якобы притеснениях русскоязычных в нашей стране.

Layout 6

Досадно, что русский язык завоевывает новые позиции не только на таких каналах, как «Интер» или ICTV, где до сих пор, через полтора года после начала российской агрессии против Украины, в эфире присутствуют российские сериалы, часто уже даже без стыдливых украинских субтитров.

Новые русскоязычные программы появляются в эфире и тех вещателей, которые ранее считались традиционно украинскими. Так, в программе канала «24», который связывают с мэром Львова Андреем Садовым, сегодня есть по крайней мере три русскоязычных передачи. Две из них – телепроекты производства «Радио Свобода» и «Голоса Америки», рассчитанные на постсоветское пространство в целом.

Канал «24» транслирует их без всякого адаптирования для украинской аудитории. И хотя журналисты, которые создают эти программы, работают профессионально и беспристрастно, достаточно странно наблюдать, как в эфире украинского канала украинские же комментарии переводят на русский язык…

А две недели тому назад канал «24» представил еще одну русскоязычную передачу – «Левый берег». Теперь речь идет о совместном проекте с порталом LB.ua, шеф-редактор которого Соня Кошкина и выступила в роли ведущей.

Первым гостем программы стал тогда еще председатель СБУ Валентин Наливайченко. Не касаясь содержания самого разговора, придется констатировать, что Соня Кошкина – из тех украинских журналистов, которые никогда не переходят на государственный язык даже во время общения с должностными гослицами наивысшего ранга.

Кстати, в 1999 году Конституционный Суд Украины своим решением постановил, что, согласно Конституции, государственный украинский язык является обязательным для функционирования во всех сферах общественной жизни.

Поскольку интервью на общеукраинском канале, безусловно, является проявлением общественной жизни, журналисты которые игнорируют государственный язык, фактически нарушают Конституцию. Кстати, именно к этому решению Конституционного Суда часто апеллирует бывший министр юстиции Сергей Головатый, заставляя таким образом журналистов во время интервью переходить на украинский язык.

Недавно очередной инцидент при его участии произошел в киевской студии радиостанции «Вести» – в конце концов ведущим пришлось подчиниться требованиям гостя. Правда, отечественные законодатели, следует признать, до сих пор не предусмотрели никаких механизмов имплементации нормы Конституции, к которой обращался пан Головатый, в частности санкций за ее нарушение.

Но неужели отечественные журналисты способны проявлять элементарное уважение к украинской государственности только под угрозой санкций?

Роман ГРИВИНСКИЙ

Добавить комментарий