Алексей Рощин. В регионах попросту все мертво

Игры с «добровольными отставками» обнажили и еще одну проблему РФ – фактическое отсутствие этой самой федерации. Если Центр может как мальчиков вытряхивать ИЗБРАННЫХ губернаторов из их кресел, да еще и таким иезуитским способом, «по собственному желанию» – оно и означает, что федерации никакой нет.

Да даже и сама эта форма, когда избранный губернатор просит отставки почему-то у Путина (?) – указывает, что с «федеративностью» что-то тут не то. Вообще, как-то глупо даже: при чем здесь Путин-то? Народ тебя избрал – у него отставки и проси! Но нет – в РФ губернатор обращается к президенту в Москву, тем самым лишний раз подтверждая, что он на самом деле – наместник, «смотрящий» от Москвы за людишками в тьмутаракани.

В принципе, само слово «федерация» в названии «РФ» можно было бы смело упразднять, если бы не одно исключение. Есть в России один регион, который стоит наособицу: у него не изымают все доходы в пользу Центра, там не хозяйничают федеральные структуры, главу этого региона Москва не может сместить по щелчку пальцев, а намеки в духе «не подать ли вам в отставку» там не будут поняты. Этот регион – Чечня.

Собственно, на сегодня только наличие в составе РФ Чечни позволяет считать нашу страну федеративной республикой. В этой республике, правда, всего два «субъекта»: один большой (назовем его «Россия»), и один поменьше (Чечня).

У Чечни есть своя армия; говорят, под 20 тысяч «штыков», причем вооруженных самыми лучшими видами современных вооружений. Однако не в армии, конечно, дело. Сколько бы ни было у Кадырова «штыков», все равно они будут не сравнимы по мощи с федеральными войсками, и разбомбить их труда не составит.

Но дело не в этом, конечно. «Войска» Кадырова имеют символическое значение. У американских штатов собственных войск и вовсе нет, но это не мешает Америке оставаться полноценной федерацией. Почему? Да потому что есть другое – уверенность, что в случае атаки «федералов» на власти республики (штата) его население возьмет в руки оружие и станет оказывать вооруженное сопротивление. На этом и базируется федеративность, в конечном итоге.

Кстати, сейчас власти РНФ оказывают всевозможное давление на Украину с тем, чтобы они признали «федеративность», то есть приняли в состав Украины ДНР и ЛНР на правах «субъектов». Как бы кто ни относился к такой перспективе и к самим ДНР/ЛНР, надо признать, что в этом случае Украина действительно стала бы «федерацией» в подлинном смысле слова – так как получила бы в своем составе территории, население которых готово защищать их (то есть свою!) самостоятельность от центральных федеральных властей с оружием в руках.

Только так и создаются федерации. Настоящие федерации. Не законами, придуманными в тиши кабинетов – а волей тех, кто живет в «регионах», на «территориях». Если эта воля, конечно, вообще есть. Нет воли – нет и федерации. Как на 95% территории нашей РнФ.

Чечню и чеченцев в России, как известно, никто не любит. Они, мол, дикари, а мы умные и культурные. Дикари, однако, добились для себя такого статуса, о котором умным и культурным не приходится и мечтать. И не от избытка ума и культуры, конечно. А потому что трусы.

UPD. И еще один, совсем уж печальный вывод: если регионы России никак не сопротивляются, даже намеком не выказывают никакой готовности хоть как-то защищать свою самостоятельность и своих избранных руководителей – значит, в регионах попросту все мертво. Там в буквальном смысле НЕКОМУ сопротивляться – нет ничего местного, «корнями уходящего в почву». Что плохо, в частности, и для Центра тоже – ведь «опираться можно только на то, что оказывает сопротивление».

Алексей Рощин

Добавить комментарий