Кредит МВФ — не спасательный круг, а руководство к действию

1426138072_thumb

Решение Международного валютного фонда предоставить Украине $17,5 млрд финансовой помощи вызвало бурный восторг почти у всех, кто интересуется экономикой. Ещё бы, с декабря по февраль представители МВФ, иностранные чиновники и сочувствующие не просто намекали, а впрямую, в лоб растолковывали украинским чиновникам: если вы прямо сейчас, немедленно, не начнёте проводить реформы — судебную, налоговую, энергетическую, о помощи Запада можете забыть. Воз и ныне там, и можно лишь догадываться, каких усилий стоило министру финансов Наталье Яресько, главе НБУ Валерии Гонтаревой и другим переговорщикам убедить делегацию МВФ в том, что реформы на низком старте, можно кредитовать.

Чуть меньше года назад Украина договорилась с фондом о кредите на $17 млрд на два года. В новом соглашении важных изменений к прежней программе, по большому счёту, всего три. Вместо выделенных ранее $17 млрд Украине могут предоставить $22,1 млрд: $17,5 в рамках новой программы плюс $4,6 из прежней, уже полученных в прошлом году. Второе неприятней: вместо $17 млрд за два года мы получим на полмиллиарда больше, но за четыре года. Наконец, бонус: если реформы будут запущены в реальности, а не на бумаге, финансирование вырастет до $40 млрд. Оставшиеся деньги даст не фонд, а другие кредиторы, договорённость с которыми, по словам главы МВФ Кристин Лагард, уже достигнута. Дело за реформами.

Какими? Валютный курс должен оставаться плавающим. Инфляция в 2016-м — до 10%. Проведение налоговой реформы: упрощение системы налогообложения и прогрессивное налогообложение физлиц (больше заработок — выше ставка). Жёсткий контроль банков. Из неприятного — не поднимать пенсии и зарплаты в госсекторе. Пока что это только обязательства правительства, согласованные с фондом.

У самого МВФ два конкретных требования. Цены на газ для населения должны вырасти до рыночных, то есть в 8 раз. К апрелю 2017 года Нафтогаз должен стать безубыточным — именно убытки госкомпании в прошлом году были основной причиной девальвации: НБУ был вынужден напечатать почти 100 млрд грн, чтобы покрыть дефицит бюджета госкомпании.

Жёсткие условия? Пожалуй, даже чересчур мягкие. Представители МВФ сейчас, наверное, единственные, чьи рекомендации в Кабмине и Администрации президента готовы не только слушать, но и выполнять, положение обязывает. Прояви МВФ характер, потребуй не очередных обещаний изменить Украину к лучшему, а конкретных мер по реформированию — в марте бездефицитный бюджет, к апрелю рыночные цены на газ, к маю сокращение госслужащих на треть, и к 1 июня получаете деньги — глядишь, условия, считающиеся неподъёмными, были бы исполнены в срок. Утром стулья, вечером деньги. Но уж лучше так, чем никак.

Не стоит обольщаться: кредит МВФ не решит многочисленных экономических проблем Украины. Скорее всего, не спасёт даже от дальнейшей девальвации гривны. В этом году мы в лучшем случае получим чуть меньше $11 млрд, или 60%, от общего объёма финансирования, больше не позволяют правила МВФ. Это немного для экономики с хроническим дефицитом бюджета и необходимостью погасить почти $9 млрд долгов уже в нынешнем году. Ожидаемый объём эмиссии в 2015-м — 200 млрд грy, и чтобы сохранить курс на нынешнем уровне, Украине только в этом году понадобится около $14 млрд, говорится в аналитическом отчёте ИК Concorde Capital.

Даже $40 млрд, растянутые на четыре года, не выглядят заоблачной суммой. Тем более их ещё нужно заработать: в прошлом году Украина из-за проволочек с реформами получила от МВФ $4,6 млрд из запланированных $7,5.

Безусловно, программа не идеальна. В релизах фонда почти ничего не говорится о судебной реформе, жизненно необходимой для гарантии прав собственности и возвращения в Украину инвесторов, но МВФ всё же печётся об экономике, не о политике. Поддержанное фондом намерение правительства собирать больше налогов в условиях падающей экономики выглядит издевательством. Нет требований по немедленному сокращению госрасходов, которые, по расчётам экономистов из группы VoxUkraine, можно без потери функциональности государства урезать минимум на 30% и тем самым решить проблему дефицита госбюджета. Но и от МВФ есть польза: ликвидация бездонной бочки под названием «убытки Нафтогаза»; помощь в переговорах с другими кредиторами; возобновление работы банковской системы.

Значима не только экономическая, но и психологическая составляющая. Поддержка МВФ, несмотря на беззубость правительства и Администрации президента в отношении реформ, говорильню в парламенте, сетования властей на отсутствие «политической воли», да ещё и в условиях войны, дорогого стоит.

По большому счёту, нынешняя программа помощи МВФ — это именно поддержка реформ. Не «план Маршалла», не спасательный круг для экономики — всего лишь целевая программа, направленная на выполнение конкретных задач. Справимся — получим больше, начать бы.

Готова ли власть к реформам? В части прямых требований — да, спустя пять дней с момента обнародования соглашения Валерия Гонтарева сообщила: газ для населения подорожает почти в четыре раза, тепло — на две трети. Впрочем, это всё равно вдвое ниже рыночной цены, так что дорожать будет и дальше.

Чиновникам и депутатам осталось понять: это последний кредит, который дают в обмен на обещания реформ, а не сами реформы. Упустим этот шанс — другого не будет.

Евгений ДУБОГРЫЗ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.