Почему надо положить Крым где взяли

2014-06-14_17_crym

Людей, которые видят решение крымской проблемы таким, можно пересчитать по пальцам. Общее настроение – руки-то по локоть отрубить надо, которые свое добро отдают.

Ну, там свое, не свое – это, конечно, вопрос. Ведь раз я это уже взял, значит, это уже мое. Я свое отдавать – см. выше.

Поэтому и политиков, которые прямо и однозначно говорят о необходимости возвращения Крыма, фактически, нет. На таких призывах соблюсти невинность политического капитала не приобрести. А политики пытаются быть людьми практическими. Даже те немногие, что стараются быть не только политиками, но и государственными деятелями. Они рассуждают примерно так: чтобы стать снова рукопожатыми, надо Крым не возвращать, конечно, но хотя бы сделать вид, что мы за цивилизованное решение проблемы. Типа еще одного референдума. Иначе рукопожатность обратно не получить. А без нее, без Запада и без нормальных с ним отношений нам не жить. Такой посыл, например, у Явлинского в его обширной статье, опубликованной незадолго до убийства Немцова.

На самом деле, проблема Крыма для нас лишь в сотой степени проблема геополитическая. Проблема эта нравственная и проблема психологическая. И поэтому решение ее проще простого. Мы не сможем уважать себя, зная, что мы ограбили слабого и беззащитного. И чем больше мы будем убеждать себя, что это не так, что у нас на Крым все права, что это был выбор самих крымчан, что это мы о них позаботились и так далее, и тому подобное, тем глубже мы будем загонять комплекс вины в собственное коллективное бессознательное и тем драматичней будут последствия этого сделанного нами своими руками психического недуга.

Это азбука. Но это еще не вся азбука, которую не выучили даже самые интеллектуальные из наших политиков.

Война с Западом, которую наша власть объявила, движимая, похоже, детскими эмоциями в большей степени, чем какой бы то ни было логикой, губительна не столько тем, что Запад сильнее. В мировой истории было немало случаев побед исторических давидов над историческими голиафами. Немало таких случаев было и в истории России. Так что простая арифметика (у кого ВВП – я в данном случае не о Путине – больше, и во сколько раз) здесь может и не работать. Но во всех случаях давидовых побед у давидов всегда, без единого исключения был важнейший союзник. Этого союзника можно назвать чувством своей правоты. Или – своей идеей, новой и прогрессивной.

РФ в войне с Западом обречена не потому, что у нас меньше денег или менее развита технология. Мы обречены потому, что у нас нет за душой ни идеи, ни чувства собственной правоты. И этим мы разительно отличаемся от то и дело поминаемых идеологами войны людей СССР, включая и лично Иосифа Виссарионовича Сталина, и миллионы сталинистов. Тем маячила звезда счастливого человечества. А нам?

А нам светят совсем иные звезды. Не мешайте нам быть подонками. Не мешайте махать кулаками. Не мешайте жить по-свински. Не покушайтесь, в общем, на нашу самость. Мы это не любим.

В том-то и дело, что воевать нам с Западом сегодня не за что. В самом деле, за что? Не троньте нашего Путина? Не устраивайте нам Майдан? Не мешайте нашим ворам воровать, а убийцам – убивать? Врать не мешайте? Не препятствуйте нам молиться богу и разбивать лоб? Не лезьте в наши семьи – не лишайте нас свободы уродовать своих детей, растить их такими же обозленными на весь мир дураками, не видящими дальше своего носа, какими являемся мы сами? Не тащите наверх — дайте опуститься на дно? И вот это всё – та самая самость, за которую мы готовы воевать?

Так, во-первых, никто из геополитических соперников мешать нам идти на дно и не собирается. А зачем? С такими умонастроениями, с такими приоритетами мы угрозы не представляем. В том смысле, что развиваться динамично с таким состоянием умов невозможно. Конечно, мы можем полезть в драку. Но с таким состоянием умов удержать нас на поводке невозможно. Остановить нас может только огромный кулак, который мы будем видеть у своего носа. Созданием такого кулака Запад и вынужден теперь заниматься. К радости своего военно-промышленного комплекса.

Но, что конкретно будет делать Запад, не слишком важно. Потому что, по большому счету, ему и делать-то ничего не нужно: вполне достаточно просто не мешать нашему суициду. Как геополитические конкуренты мы Западу не страшны. Просто потому, Западу есть, а нам НЕЧЕГО предложить миру. Кроме – ненависти к тому же Западу и восхищения собой. Но и то, и другое – это не позитив. А позитива, исторического, геополитического позитива у нас нет вовсе.

Сегодня нет. Значит ли это, что его и не может быть, позитива? Нет, не значит. И может, и будет. Но не при таком состоянии умов. Не при этой капающей с зубов ненависти. Мы настолько испакостили пространство нашей души, что не оставили в нем места ни для чего светлого. Свободной для светлого в наших душах осталаст только далекая переферии. А внутрь Свету хода нет. Именно поэтому нам и нужна капитальная уборка. Без нее мы так и будем оставаться бессильными.

Начинать же эту уборку нужно с последних наших художеств. А именно – с Крыма.

Александр ЗЕЛИНЧЕНКО, московский писатель и публицист

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.