Покупка доли в “Роснефти” Glencore и QIA начинает казаться невзрачной

“7 декабря российский президент Владимир Путин и его давний соратник Игорь Сечин, генеральный директор “Роснефти”, радовались тому, что было похоже на ранний рождественский подарок. В прямом телеэфире они объявили, что Glencore и [катарский фонд благосостояния] Qatar Investment Authority заплатят 10,2 млрд евро за 19,5% акций в этой российской нефтяной компании, – напоминает Нил Бакли в Financial Times. – (…) Однако настоящее участие Glencore и QIA в покупке крупнейшей из публичных нефтяных компаний будет небольшим: финансировать сделку помогают российские банки, и она все еще вызывает множество вопросов”.

Glencore вложит в сделку всего 300 млн евро, QIA – 2,5 млрд евро. Итальянская компания Intesa Sanpaolo в этом месяце подтвердила, что предоставит до 5,2 млрд евро. Остальные 2,2 млрд поступят от не названных пока российских банков, говорится в статье. Glencore и QIA совместно владеют специальной компанией QHG Shares, зарегистрированной в Сингапуре. Она и купила 19,5% акций “Роснефти”.

“Документы, поданные в Сингапуре, показали, что ВТБ – находящийся под санкциями российский государственный банк – предоставил промежуточную ссуду в размере 692 млрд рублей компании QHG, которая затем перевела ссуду на “Роснефтегаз” – государственную холдинговую компанию, которой принадлежит государственная доля в “Роснефти”. “Роснефтегаз” перевел выручку в государственный бюджет. Ссуда в конце концов была погашена предоставленным Intesa финансированием в размере 5,2 млрд евро и другими деньгами, собранными [QHG]”, – говорится в статье.

“Это открытие ставит Москву в неловкое положение, так как Путин заявил, что российские государственные банки не должны финансировать отечественную приватизацию. Пресс-секретарь Кремля сказал, что даже если бы ссуда была предоставлена, ее не следовало бы считать финансированием основной сделки с “Роснефтью”, так как ссудодатель не был ее стороной”, – передает Бакли.

Данная сделка достигла своих основных целей: акции “Роснефти” проданы в установленный Кремлем срок, и деньги переведены в госбюджет. Однако ее нельзя сравнить со стратегической инвестицией BP в “Роснефть” в 2013 году.

“Были признаки того, что российский рынок снова взбодрился. Московская фондовая биржа в прошлом году показала одну из лучших результативностей. Заключение сделок и выпуск акций внутри страны возвращаются к жизни. Однако доверие инвесторов в более широких масштабах может и не получить особого подкрепления от такой сложной и мутной сделки, как продажа акций “Роснефти”, – полагает журналист.

Financial Times

Inopressa

Добавить комментарий