Самое трудное в войне на Востоке — оставаться людьми

1429205750_1

Дальневосточным областям России, сейчас, мягко говоря, жарко. От огня пострадали десятки населённых пунктов, огонь подступает к Чите, перекинулся в Китай. 15 апреля российские СМИ сообщили, что в результате пожаров в Хакасии погибли 25 человек. Пламя уничтожило около 1,3 тыс. домов. На территории Забайкальского края пострадала 21 тысяча человек, днем в среду сообщалось о четырех жертвах.

Названия выгоревших населённых пункты известны. Они из тех краёв, откуда к нам приехали убийцы. В том числе – из Бурятии.

Перелистываю ленту друзей в соцсети. О пожарах в «россии» – именно так, с маленькой буквы, пишут мало. Часто со словом – «поделом».

А теперь отодвинем ноутбук. Вздохнём. Посмотрим на висящую на балконе камуфляжную куртку.

Вспомним, что 15 апреля в Кривом Роге похоронили танкиста из 1 батальона 17 гвардейской отдельной танковой бригады. – Василия Денисюка. Ему было 32 года. Единственный сын у матери. До войны работал водителем на металлургическом комбинате. На фронте стал механиком-водителем. Воевал в экипаже Алексея Осташевского вместе с Константином Ткачуком. Все трое погибли в страшном бою 1 февраля 2015 года на Дебальцевской дуге – в его танк попал руSSкий ПТУР. Шансов выжить у ребят не было.

Танкисты 1 батальона 17 танковой спасли тысячи жизней. Они были той арматурой, на которой держалась оборона плацдарма.

После такого говорить об отношении к российским погорельцам и сгоревшим людям в украинском фейсбуке как-то даже неловко.

И вместе с тем.

Вы пробовали подержать руку над огнём? Вот просто зажгите конфорку или свечку и поднесите руку. Долго выдержите?

А теперь представьте, что такое старикам гореть заживо в своих домах.

Я помню, как горели наши танкисты в боях в Донецком аэропорту, в боях под Дебальцево.

Я помню обгоревшую технику на дорогах с тем характерным запахом, который возникает, когда экипаж остаётся внутри. Запах смерти и горелого мяса. Я помню командира танка «Чайка» Олега Л*, которому мы под новый год вручили пакет мандарин.

Олегу повезло – он обгорел, но остался жив. Я помню обо всём, что творили у нас незваные гости из «россии».

И я помню, как командир взвода Алексей Чабан из 1 батальона 17 гвардейской танковой бригады отпустил танкистов из подбитого рашистского танка. Позже, уже в Кривом Роге, я долго говорил с бойцами из его экипажа – и понял, почему они так сделали.

Просто потому, что мы – люди.

Люди, а не та мразь, что приехала сюда убивать нас и наших друзей.

Потому что можно и нужно убивать тех, кто пришёл с оружием на нашу землю. Но не поднимается рука солдата на пленного и безоружного, как она поднимается у подонка с названием мобильного телефона вместо имени, хвастающего тем, что расстрелял 15 человек и при всех убил раненого пулемётчика 90 отдельного аэромобильного батальона с позывным «Натрий» – Игоря Брановецкого.

Я всё это помню. И одновременно – не могу радоваться смертям гражданских людей. Не могу и не хочу.

Да, очень трудно – невероятно трудно, зная, что приехали к нам буряты, не поддаться мстительной радости, узнав о пожарах и смертях у них на родине.
Очень трудно оставаться людьми, видя, что они принесли на нашу землю.

И, вместе с тем – вспомните: «Гитлеры приходят и уходят, а народ немецкий остаётся». История повторяется – правители приходят и уходят, а народы остаются.

Всё лучшее, что было в традициях русской и Советской Армии, сегодня сохранено бойцами и командирами Вооружённых сил Украины. Рыцарское отношение к пленным. Гуманное отношение к мирным жителям. Всё то, что предали забвению наследники фашистов.

Украинцы смогли сделать многое из того, что казалось невероятным.

Сможем и самое трудное, что нам предстоит в этой войне. Останемся людьми.

Будем жить!

Александр ШУЛЬМАН

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.