Сорос: Украина стала Рубиконом для глобальной политики Евросоюза

es_1

Известный финансист, инвестор, создатель одного из крупнейших благотворительных фондов Джордж Сорос известен как человек с нестандартным мышлением. Часто его выводы идут в разрез с общепринятым мнением. Острота мышления и способность к аналитическим построениям создали Дж. Соросу репутацию одного из самых авторитетных специалистов мировой политики.

Особое внимание этого человека к украинскому кризису наряду с поддержкой, которую он лично оказывает, лоббируя интересы Украины в Европе и США, заставляют задуматься – чем руководствуется Дж. Сорос, открыто поддерживая проукраинские настроения в мире?

Лидеры ЕС должны признать, что Украина – это не Греция. Сегодня украинцы воплощают в себе квинтэссенцию демократических устремлений и новой философии свободной Европы. Непризнание этого факта таит в себе серьёзную угрозу дальнейшего существования Евросоюза.
Если политики в угоду коньюктуре будут затягивать решение о помощи Украине или же минимизировать её размеры, Украина может вернуться к дореволюционному состоянию 2013 года. Это подорвёт саму целостность ЕС: украинцы захлестнут Европу волнами миграции, что вызовет экономический и социальный коллапс. При этом европейцы будут разобщены самим фактом своего бездействия по отношению к стране, люди которой тысячами гибли и гибнут за европейские ценности.

Аналогичное мнение высказала Диана М. Фрэнсис в статье «Следующая волна мигрантов будет из Украины».

Из-за структурных дефектов самой системы, европейские власти вынуждены осваивать искусство канатоходца, дабы не сорваться в пропасть под шквальными порывами кризисного ветра. Сегодня перед современной Европой стоит, по меньшей мере, шесть основных проблем. Пять из них – внутренние: состояние евро, Греция, миграция, британский референдум о возможном выходе из ЕС, а также субсидирование Турции для создания барьера между Европой и Ближним Востоком (сирийские беженцы, курдский вопрос). И одна внешняя – российская агрессия против Украины.

Эти кризисы усиливают друг друга, ложась на плечи общества и исполнительной власти непосильной нагрузкой. Что можно сделать, чтобы остановить и обратить вспять процесс дезинтеграции?

Очевидно, данные кризисы не могут быть решены одновременно. Существует необходимость ранжирования проблем по приоритетности, причём главным приоритетом является именно украинский кризис. Внутренние кризисы разделяют Европейский Союз изнутри (страны-кредиторы и их должники; континентальная Европа и островная Британия; страны-доноры мигрантов и страны, вынужденные принимать беженцев). Внешняя угроза в лице российской агрессии против Украины, напротив, служит фактором для объединения Европейского Союза.

В противовес старой, коррумпированной и олигархической Украине, которая так напоминала Грецию, сегодня родилась новая Украина. Вдохновленные духом революционного Майдана, граждане новой Украины стремятся радикально реформировать страну. Если Европа будет воспринимать новую Украину как Грецию, этим самым она подтолкнёт её к пути в обратном направлении. Это станет роковой ошибкой, поскольку новая Украина является одним из самых ценных европейских активов, не только в сопротивлении российской агрессии, но и в возрождении духа солидарности, присущего Европейскому Союзу в дни его основания.

Санкции против России необходимы, но не достаточны. Президент России Путин разработал очень успешную интерпретацию текущей ситуации. Он утверждает, что все экономические и политические трудности России связаны с враждебностью западных держав, которые не хотят, чтобы Россия занимала достойное её место в мире. Поэтому Россия является «жертвой» своей агрессии. Аргументы Путина взывают к патриотизму российских граждан, побуждая их мириться с трудностями, вызывными международными санкциями. Единственный способ доказать Путину абсурдность его аргументации – создать правильный баланс между санкциями против России и реальной поддержкой для Украины.

Выигрышной стратегией является эффективная финансовая помощь Украине, которая будет сочетать масштабную бюджетную поддержку наряду с другими стимулами для частного сектора, а также доступное страхование от политических рисков. В сочетании с радикальными экономическими и политическими реформами эти меры помогут Украине стать привлекательным местом для инвестиций. Стержнем экономических реформ должна стать реструктуризация государственных монополий и приватизация госсобственности.

Политические реформы, направленные на создание в Украине честной, независимой, компетентной судебной и правоохранительной системы, независимых средств массовой информации, борьбу с коррупцией, могут стать примером для адекватных россиян, которые очень скоро могут потребовать аналогичные реформы у себя на Родине. Это то, чего боится Путин. Вот почему он так старается дестабилизировать новую Украину.

Если ЕС и США сумеют грамотно сбалансировать санкции против России с эффективной помощью новой Украине, никакая пропаганда не сможет скрыть тот факт, что экономические и политические проблемы России возникли именно в результате политики Путина. Президент России может начать широкомасштабную военную операцию с целью недопущения успешных реформ на Украине. Но это было бы политическим поражением Путина, поскольку его ложная интерпретация конфликта с Украиной стала бы очевидной. Кроме того, военный захват части восточной Украины приведёт к усилению экономической и политической нагрузки на Россию.

Путин получил временное тактическое преимущество, так как он был готов пойти на масштабное военное вмешательство и даже – ядерную войну, в отличии от союзников Украины, которые не были морально готовы к прямому военному конфликту с Россией. Это позволило российскому лидеру чередовать гибридную войну с таким же гибридным миром, чем он воспользовался в полной мере. Да, в военном плане Украина значительно слабее России. Однако, украинские союзники могли бы нивелировать это преимущество, поскольку и Европа, и США значительно сильнее в финансовом отношении. Так почему Украина до сих пор не получает такую нужную материальную помощь в необходимых ей объёмах?

Виной тому два основных фактора. Первым является греческий кризис, спровоцировавший кризис еврозоны и послуживший плохим примером для ЕС в отношении мотивации для помощи Украине. Второй фактор – минские соглашения, которые позволили европейским властям держать Украину на коротком финансовом поводке.

Кризис еврозоны создал острую нехватку средств для бюджетных целей. Государства-члены ЕС потребовали сокращения взносов в бюджет. Европейские власти под руководством Германии усугубляют греческий кризис. Вместо того, чтобы позволить Греции взять на себя ответственность и контроль за реформами, они, путем предоставления чрезвычайных кредитов, навязали свою собственную программу реформ. Но самая большая ошибка заключается в том, что ЕС пытается «помогать» Украине таким же образом, как и Греции. Новая Украина стремится быть противоположностью Греции, и, хотя она не является членом ЕС, она активно защищает Европейский Союз от военной и политической угрозы со стороны России.

Помощь Украине должна быть рассмотрена как расходы на собственную оборону. На сегодня Европейский Союз имеет соответствующий инструмент – механизм макрофинансовой помощи, который позволяет ЕС заимствовать средства на финансовых рынках.

Часть ЕС в общей программе финансовой помощи Украине (в рамках программы МВФ) составляет лишь 19,5%, или 3,4 из запланированных 17,5 млрд. долларов. Лиссабонский договор давно нуждается в обновлении. Будет целесообразно предусмотреть в его новой редакции выделение на защиту Украины хотя бы 1% от общего бюджета ЕС.

Минским соглашениям от 2 февраля 2015 года предшествовало военное поражение, нанесенное Украине коллаборантами при поддержке военных сил России. Отчаянное положение фактически заставило украинские власти вынужденно согласиться ради прекращения огня на большинство навязанных Россией условий. Вторые Минские соглашения гарантировали особый статус коллаборантских анклавов на Донбассе на востоке Украины и подразумевали, что Украина будет их субсидировать.

Соглашение, кроме президентов Путина и Порошенко, подписали так же Франсуа Олланд и Ангела Меркель. Это стало для них ловушкой. Стремясь избежать военной конфронтации, они настаивали на полном соблюдении минских договорённостей Украиной, но при этом были вынуждены терпеть их явные нарушения со стороны коллаборантов.

В то же время, из-за задержек в предоставлении МВФ второго транша пакета «спасения», Украина вплотную приблизилась к финансовому краху. К июлю 2015 года шаткая финансовая стабильность была восстановлена ценой ускоренного экономического спада. Резкое падение курса гривны привело к росту инфляции, существенному падению уровня жизни и к значительному снижению импорта. Это помогло уменьшить торговый дефицит. Возник диссонанс между объективным ухудшением реального состояния экономики, и реформистским рвение новой Украины, которая, несмотря на огромное экономическое, политическое и военное давление все еще движется вперед и проводит реформы, способные в результате обеспечить положительный совокупный социальный и экономический эффект.

Кроме того, в тот момент, когда экономика была на грани краха, а политическая напряженность находилась на пике, правительству пришлось столкнуться с проблемой мощного сопротивления со стороны олигархов, которые были более опытными в защите своих капиталов, чем реформаторы, отстаивающие государственные интересы. Дмитрий Фирташ, Ринат Ахметов, Игорь Коломойский, спекулируя на патриотических лозунгах и не чураясь откровенного популизма, каждый по своему использовали сложную ситуацию с целью получения дополнительных прибылей и власти.

Правительство смогло победить в этом противостоянии. Это был переломный момент. С это времени Национальный банк стал строго контролировать банковскую систему, хотя для рекапитализации банков ещё потребуется время. Стали успешными усилия правительства по реформированию полиции, введению онлайн-услуг в администрировании государственной деятельности и достижению прозрачности в официальных закупках для армии.

Однако сейчас реформаторы на каждом шагу встречают сопротивление старой системы, а население в целом становится все более недовольным медленной скоростью реформ и дальнейшим снижением уровня жизни. Таким образом, стресс, при котором реформаторы работают, продолжает нарастать, и может достичь критической точки в ближайшее время.

Греческий кризис значительно усилил проблемы Украины, полностью отвлекая на себя внимание европейских властей. Его влияние особенно вредно сказалось на канцлере Меркель. Хотя в противостоянии Путину она и вела себя как истинный европейский лидер, но на оказание действенной и эффективной помощи Украине так и не решилась.

В вопросе Греции Меркель отказалась от присущей ей осторожности, делая всё возможное, чтобы не допустить выхода этой страны из ЕС. Такая позиция привела к острому конфликту между Меркель и членами её собственной партии. В то время как канцлеру удалось, по крайней мере на данный момент, сохранить Грецию в еврозоне, вопросы Украины отошли на задний план. Чтобы получить хотя бы минимальную помощь, нуждающаяся в поддержке страна была вынуждена соблюдать минские соглашения, которые навязали ей европейские лидеры.

Неоднозначность минских соглашений заставила всех участвующих политических лидеров играть в шарады, где следующий шаг возможен лишь при условии чёткого выполнения возложенных обязательств. Киеву пришлось быстро учиться. Подталкиваемый союзниками, он согласился на особый статус для оккупированной части Донбасса. Однако тем самым Киев создал финансовые проблемы для Путина, который вынужден материально обеспечивать непризнанные республики, пока они не будут готовы провести выборы в соответствии с законодательством Украины.

Однако дальнейшее давление на президента Порошенко, касательно односторонних уступок сепаратистам, было бы слишком рискованным для союзников Украины. Этот факт был наглядно продемонстрирован августовским кровопролитием под стенами Верховной Рады. Что ещё раз подтвердило, что ультранационалистические элементы находятся на грани бунта. Одним словом, политическая и экономическая ситуация в новой Украине чрезвычайно опасна.

Критическое рассмотрение последних греческих переговоров показывает, в чём заключалась ошибка. Греция не должна была взять верх над Украиной, а Украина не должна была рассматриваться как еще одна Греция. Европейские союзники Украины попали в ловушку. Хотя создавшаяся тупиковая ситуация подарила один очень важный бонус: она остановила Путина в плане регулярных нарушений прекращения огня. Было бы жаль потерять это преимущество.

Логический анализ приводит к пониманию новой стратегии взаимодействия для победы Украины. Поскольку новая Украина является одним из главных преимуществ ЕС, она должна быть восстановлена в качестве главного приоритета внешней политики Европейского Союза. Все усилия должны быть направлены не только на сохранение новой Украины как самостоятельного государства, но и на обеспечение успешности этой страны. Если, помогая Украине, Европейский Союз может дать эффективный отпор российской угрозе, то большинство из других приоритетов ЕС должны быть отодвинуты на задний план.

Можно ли быть уверенными в успехе новой Украины? Изначально было понятно, что в военном отношении Украина слабее России. Это означает, что она не может вернуть свою территориальную целостность, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Однако Украина может сохранить свою моральную и политическую основу. Новая Украина готова на радикальные экономические и политические реформы. Эта страна имеет не только большое население, но и закалённую в боях армию, которая, защищая себя, тем самым защищает Европейский Союз. Однако дух добровольного самопожертвования, на которых базируется новая Украина, без поддержки может быстро угаснуть.

Оказывая давление на президента Порошенко в плане одностороннего соблюдения минских соглашений, Меркель тем самым поставила под вопрос политическую и моральную целостность новой Украины. Чтобы не допустить негативного сценария, лидеры Евросоюза обязаны не только словом, но и делом поддержать Украину, выделив для внедрения радикальных реформ адекватную финансовую помощь. Не смотря на позицию Путина, определенная степень политической и военной стабильности Украины являться одной из главных целей стратегии ЕС.

Возможность укрепления этой стабильности появится в конце года. Она заключается в самой возможности смягчения санкций по отношению к России, при условии выполнения Путиным обязательств по минскому договору. Это существенно повысит шансы на успех, позволяя российской власти сохранить лицо при одновременном выходе из украинского конфликта.

За последние несколько месяцев перспективы выполнения минских договорённостей значительно улучшились. Обвал цен на нефть, падение курса рубля оказали значительное давление на российскую экономику. Но решающим фактором стало сокращение добычи нефти в России. Санкции на привлечение западных кредитов и технологий ускоряют истощение существующих нефтяных месторождений. Теряя из-за всего перечисленного лояльность своих «карманных» олигархов, Путин вынужден перевести открытое противостояние с Западом на полях юго-востока Украины в более тонкое, дипломатическое русло. При этом видимое угасание военных действий не означает, что Россия не продолжит дестабилизацию новой Украины. Но делать это будут не солдаты, а дипломаты и политтехнологи. То есть, в ближайшее время можно ожидать расшатывание социальной, экономической и политической ситуации в Украине методами пропаганды, подковёрных игр и упрочнения позиций «пятой колоны» в лице коррупционеров из бывшей «Партии регионов».

В этой ситуации очень важно, чтобы союзники Украины обеспечили немедленную материальную поддержку, чтобы, не провоцируя противодействия со стороны России, облегчить финансовую и политическую нагрузку, лёгшую на правительство Порошенко.

Есть некоторые положительные признаки того, что канцлер Меркель движется в правильном направлении. Она стала локомотивом немецкой общественности и бизнес-сообщества, когда использовала свою лидирующую позицию в отношении принятия санкций против России. Меркель решилась на нехарактерный для неё политический риск, чтобы сохранить Грецию в еврозоне. Она столкнулась с интенсивной внутренней оппозицией, но, тем не менее, приняла смелое решение, объявив, что Германия в 2015 году примет около 800 тысяч мигрантов.

Таким образом, Германия демонстрирует положительный пример для других государств-членов ЕС, что привело к резкому сдвигу общественного мнения по отношению к беженцам. Если данная тенденция наберёт обороты, это может привести к положительному решению миграционного кризиса, который (по признанию Меркель) может уничтожить Европейский Союз.

Закономерным продолжением последних действий канцлера Германии было бы закрепление жёсткой политики по отношению к России, одновременно с выражением большего доверия по отношению к Украине. Определённую роль в становлении такой политики может сыграть правительство США, которое является более явным союзником новой Украины, чем большинство европейских правительств. Президент Обама может сыграть конструктивную роль в убеждении канцлера Меркель для синхронного движения в данном направлении. Лидеры ЕС и США скорее всего уже осознали, что успех новой Украины способен дать Евросоюзу достаточный импульс для положительного решения других актуальных проблем, и, что более важно – динамичного развития этого государственного объединения. Благодаря совместной поддержке США и ЕС новая стратегия победы Украины имеет реальный шанс на успех.

Смелая инициатива канцлера Меркель по отношению к мигрантам имеет далеко идущие последствия. Она уже бросила вызов немецкой партии евроскептиков. Кроме того, политика канцлера Германии может побудить президента Олланда к нивелизации влияния «Национального фронта во Франции, тем более сейчас, когда эта ультранационалистическая партия раздираема внутренней борьбой между Мари Ле Пен и её отцом. Также это может стимулировать премьер-министра Кэмерона оспорить антииммигрантскую агитацию UKIP. И в конечном итоге, все описанные выше действия способны существенно изменить политический ландшафт Европейского Союза.

Существует опасность, что озабоченность Европы миграционным кризисом может отвлечь внимание от судьбы новой Украины. Это было бы трагической ошибкой. Как уже упоминалось выше, новая Украина является наиболее ценным Европейским активом. Его потеря способна нанести непоправимый ущерб: это может создать несостоявшееся государство с 40 миллионным населением, которое в перспективе может стать ещё одним источником беженцев.

Принимая активное участие в становлении новой Украины, Европейский Союз спасает своё будущее, защищает себя от России Путина, возрождает дух сотрудничества и солидарности, присущий раннему Евросоюзу.

Объективка

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.