World Street Journal: Надежда Савченко. Новый кремлевский показательный процесс

savchenko_nadija_3f250

Надежда Савченко, офицер украинской армии, закончила перевязывать попавших в засаду и получивших ранения украинских бойцов и пошла разведать обстановку, когда ее засек вражеский патруль…

Лейтенант Савченко, первая украинская женщина, прошедшая подготовку в качестве летчика-штурмана фронтового бомбардировщика, сдалась под дулом пистолета. «Вот она»,-сказал сепаратист,- «женщина-снайпер».

Сепаратисты насмехались над ней, завязали ей глаза и заставили опуститься на колени – об этом свидетельствует видео от 17 июня 2014 года – день, когда для Савченко начался долгий опасный путь по коридорам российского правосудия.

Она обвиняется в том, что корректировала минометный обстрел, в результате которого погибли два российских журналиста. Ее уголовное дело, составленное из собранных российскими следственными органами доказательств и свидетельских показаний, насчитывает 39 томов. Лейтенант Савченко, которую удерживают в заключении уже больше года, до сих пор находится под следствием. Она отвергает выдвинутые против нее обвинения, но даже ее адвокаты ожидают обвинительного приговора и длительного тюремного срока.

Ее судьба хорошо иллюстрирует, какого рода война ведется в Украине – включая роль телевизионной пропаганды и несомненную причастность российских спецслужб. Для всех критически настроенных к Кремлю очевидным становится возрождение старой советской практики – показательных процессов, предназначенных отнюдь не для установления виновности или невиновности, а для укрепления партийной линии и наказания инакомыслящих. В то время, как российские оппозиционеры сталкиваются с такими преследованиями уже в течение многих лет, война в Украине добавила этой тревожной картине экстерриториальное измерение.

Юристы, ведущие дело Надежды Савченко заявляют, что ее похитили на территории родной страны и заключили в тюрьму за границей, несмотря на свидетельство о том, что двое российских тележурналистов, охотившихся за удачными военными кадрами, погибли под минометным огнем уже после того, как она попала в плен.

В Украине лейтенант Савченко,34 летняя молодая женщина, мечтающая о полетах, стала национальным героем. Но ее первая попытка поступить в Харьковский университет Воздушный Сил, ведущую украинскую военную летную школу, провалилась . Ее не приняли, потому, что она – женщина. По словам ее матери, вместо того, чтобы выйти замуж и завести детей, Надежда повторила попытку на следующий год, и тоже неудачно. На третий раз ей сказали, что если она хочет доказать свою решимость и пригодность, то должна поступить на службу в регулярную армию – она так и сделала.

После того, как отслужив в Ираке в составе украинского миротворческого контингента, Надя вернулась в приемную комиссию, она услышала, что в ее 24 года слишком поздно начинать учиться военному летному делу. И тогда она отправилась в Киев – к министру обороны Украины, от которого, наконец, получила положительный ответ. После окончания учебы, возможности летать на истребителе не было, и ее отправили на другую машину – вертолет Ми- 24.

В начале прошлого года лейтенант Савченко, служившая к тому времени на вертолетной базе в Западной Украине, взяла 12-дневный отпуск, чтобы присоединиться к набиравшим обороты на улицах Киева антиправительственным массовым протестам. Тогда президент Виктор Янукович только что отменил решение о подписании соглашения об ассоциации с Европейским Союзом.

Приехав в Киев, она вместе с матерью и сестрой, примкнула к протестующим на Майдане Незалежности – рассказывала потом Надежда российским следователям. Затем, когда начались вооруженные столкновения, квартира ее матери стала для людей с Майдана местом, где они могли поесть, отдохнуть и постирать одежду.

В мае 2014 лейтенант Савченко опять взяла отпуск, на этот раз для того, чтобы пойти добровольцем воевать с пророссийскими сепаратистами – ее вертолетное подразделение на фронт не посылали.

17 июня, через несколько часов после ареста, лейтенанта Савченко, прикованную наручниками к тренажеру в каком-то спортзале в Луганске, допрашивали сепаратисты. А через шесть дней ее усадили на заднее сиденье старого советского автомобиля. Вооруженные сепаратисты втиснулись в машину вслед за ней.

Много часов подряд Надежду, передавая из рук в руки, пять раз меняя автомобили, возили по городу – об этом она рассказывала уже в российской тюрьме. У нее были завязаны глаза. В какой-то момент один из боевиков перемотал повязку на глазах еще и скотчем. «Не бойся»,- сказал он ей.

Когда повязку с глаз, в конце концов, сняли, Надя увидела машины с российскими номерами. Она посмотрела на часы в том автомобиле, где находилась. По ее словам, была уже полночь.

«Это московское время?», – спросила она сопровождающих.

«Да», – ответили ей.

Решение о том, как сложатся несколько последующих месяцев ее жизни, принималось в высоких московских кабинетах – в штаб-квартире Следственного комитета РФ. В Комитете, наделенном полномочиями, примерно равными американскому ФБР, в прошлом году был создан специальный департамент для борьбы с «преступлениями, связанными с использованием запрещенных средств и методов ведения войны».

Владимир Маркин, пресс-секретарь Следственного комитета отказывается дать интервью или ответить на вопросы в письменной форме. В своих публичных заявлениях, он заявляет о наличии «неопровержимых доказательств» причастности лейтенанта из Савченко в смерти двух российских журналистов.

Один из погибших, репортер Игорь Корнелюк, не имел никакого опыта работы в зоне боевых действий. Долговязый, с серьезным выражением лица, до Украины он работал на российском Крайнем Севере, делая репортажи о свежеобнаруженных костях доисторического бизона или об охотничьих ритуалах местных коренных народов. Его напарником был 27-летний москвич звукорежиссер Антон Волошин.

В разгар украинской войны, весной 2014 года, они получили задание российского пропагандистского СМИ делать репортажи, в которых молодое украинское правительство выставлялось бы в качестве беспощадного к собственному народу агрессора. Прибыв на линию столкновения в конце мая, Корнелюк и Волошин снимали ролики для одного из главных российских телеканалов ВГТРК Россия.

В одном из сюжетов, Корнелюк берет интервью у сепаратиста, чье лицо закрыто маской. Тот рассказывает, что украинские войска «проводят зачистку, убивая всех женщин и детей, а также мужчин в возрасте от 16 до 50 лет».

Одним из первых действий, совершенных прокремлевскими сепаратистами в захваченных украинских городах, было отключение украинских телевизионных каналов и полная замена вещания на российское. Тактика, для реализации которой использовались высококвалифицированные специалисты и оборудование, была направлена на нагнетание страха местного населения перед киевским правительством, которое якобы проводит дикие кровавые операции.

17 июня 2014 года Корнелюк и Волошин выехали на съемку после минометной атаки, которая поразила жилой квартал Луганска.

Журналисты искали разрушенные дома. В конце концов, они подъехали к КПП сепаратистов на выезде из города. Корнелюк и Волошин беспечно покинули машину как раз в то время, когда начался артиллерийский обстрел. Волошин был убит на месте, Корнелюк умер несколько часов спустя.

Их смерть стала частью той самой истории, которую они хотели создать и показать. Но российская власть нуждалась в украинском преступнике, чтобы повествование стало законченным . Андрей Медведев, политический обозреватель Россия ТВ, в своем документальном фильме о погибших репортерах сказал: «Они умерли, потому что приехали в Украину, чтобы узнать и рассказать правду. Вот поэтому их умышленно убили.»

Неделю после того, как ее перевезли в Россию, Надежда провела в двухкомнатном номере придорожного мотеля недалеко от Воронежа.

Двое вооруженных охранников, постоянно с масками на лицах, жили в прихожей. Они специальным образом установили зеркала, чтобы иметь возможность непрерывно наблюдать за действиями Савченко.

«Они ни разу не сняли маски»,- рассказывала она позже,- «просто подтягивали их, чтобы освободить рты, когда ели».

В один из дней прибыл следователь московского следственного комитета. «Когда я потребовала разрешения позвонить в Украину и сообщить, что похищена и нахожусь в России, он улыбнулся и сказал, что я в России гость, но позвонить мне нельзя»,- рассказывает Надежда в своих показаниях.

Следователь сообщил Надежде, что она проходит в качестве свидетеля по уголовному делу против министра внутренних дел Украины и губернатора, который финансирует добровольческие батальоны.

30 июня Савченко заявили, что она больше не будет свидетелем, а вместо этого ей будет предъявлено обвинение в соучастии в убийстве.

Москва отрицает, что лейтенант Савченко была захвачена в Украине. Представители российских властей заявили, что сепаратисты освободили Надежду после нескольких дней пребывания в плену, а затем она тайком перешла через границу в Россию, где и была арестована. Следственный комитет также обвинил ее в незаконном пересечении границы.

Российские следователи построили дело на вещественных доказательствах, включающих в частности, написанную от руки записку с аббревиатурой и какими-то каракулями – по их мнению, картой местности – с помощью которой Савченко якобы корректировала огонь.

Между тем заключения двух криптографических экспертиз, заказанных Следственным комитетом, говорят, что существует высокая вероятность, что Савченко не является автором данной записки.

По показаниям сепаратистов, во время захвата в руках у Савченко был бинокль и рация – это доказывает, что именно она была артиллерийским корректировщиком. Но, по их словам, предоставить следствию указанное оборудование они не могут, поскольку передали его в пользование боевикам.

В Москве Надежду защищает группа из трех юристов, возглавляемая Марком Фейгиным. Фейгин – экс-депутат российской Госдумы, стал известным в 2012 году, после того, как защищал участниц панк-группы Pussy Riot. Девушки получили сроки тюремного заключения за то, что исполнили антипутинскую песню в московском храме.

Сам Марк Фейгин также в свое время был допрошен представителями Следственного комитета в связи с его участием в антиправительственных протестах 2012 года.

«Следственный комитет…они меня любят», – сказал Фейгин в интервью, которое мы проводили в одном из московских дворов, где он и его коллеги обсуждали дело Савченко.

Работа еще одного адвоката, Ильи Новикова, была сосредоточена на исследовании биллинга телефонов Надежды. Российские журналисты были убиты около 11:40 утра,в то время, как телефоны Савченко фиксируются в центре Луганска – на территории боевиков- уже в 10:44 – на тот момент Надежду уже допрашивали, об этом говорят данные анализа соответствующего подразделения СБУ.

Данные проведенной экспертизы в виде цветных карт и многостраничного сопровождающего документа, адвокат Новиков направил в Следственный комитет. Основной вывод состоит в том, что Савченко взяли в плен еще за час до минометного обстрела, в котором погибли журналисты.

Следственный комитет не оспаривает эти данные, но приводит мнение своего собственного эксперта. По его заключению, вышка ретранслятора мобильной связи, ближайшая к месту гибели журналистов была повреждена во время обстрела и выведена из строя. А этозначит, что телефоны лейтенанта Савченко автоматически переподключились к ближайшей работающей станции, которая и находилась намного дальше, а именно в центре Луганска.

Адвокат Новиков продолжает копаться в фактах временного несоответствия. Задержание лейтенанта Савченко и столкновение, предшествовавшее ему, зафиксировано в коротком видео, снятом сепаратистом по имени Егор Русский.

Новиков решил использовать положение солнца в сцене, запечатленной на видеозаписи, чтобы определить приблизительное время происшествия. На одном из кадров солнечного света недостаточно, зато на другом четко видно дерево, которое отбрасывает тень.

Используя дерево в качестве солнечных часов, Новиков рассчитал, что задержание Савченко было снято на видео между 10:20 и 10:40 утра, а не между 13:00 и 14:00, как об этом говорит Русский в своих показаниях. Вместе с данными биллинга, этих доказательств, казалось бы, должно быть достаточно, чтобы обеспечить Надежде Савченко алиби.

Однако элегантная гипотеза высококлассных адвокатов вряд ли поколеблет убежденность Следственного комитета.

Находясь в заключении, Надежда объявила голодовку. Когда ее здоровье сильно пошатнулось, и она возобновила прием пищи, ее мама, Мария Ивановна Савченко, привезла ей домашние пироги. Тюремные надзиратели не разрешили передать пирожки Наде, сказав, что они, возможно, отравлены, рассказывает Мария Ивановна.

Украинские власти надеются использовать вариант обмена пленными. Летом 2015 в плен были захвачены двое российских военных, офицеров ГРУ. Представители Украины выдвинули предложение об обмене, однако Кремль не признает своих солдат.

В конце июля Надежду для суда перевезли в небольшой российский городок на границе с Украиной. Практически все население города поддерживает пророссийских сепаратистов. Более недружелюбного места для проведения суда трудно было найти, говорят адвокаты Надежды. Они купили себе бронежилеты.

The World Street Journal

Добавить комментарий