Западный курс Украины: к цивилизации, прочь от России

53315f6e7e033_image1

Почему Европейский Союз станет опорой для нашей страны.

27 июня случилось так давно ожидаемое многими события — подписание Украиной, Грузией и Молдовой договора б ассоциации с Евросоюзом. Сейчас, в разгар боев против русских оккупантов под Донецком и Луганском, кому-то подписание может показаться пустой формальностью, не имеющим отношения к нуждам украинского народа и требованиям момента. Такие люди считают, что сначала — война, а уж после нее следует устраивать быт в тылу. Это в корне неверно.

Вспомним, что этого соглашения панически боялся Янукович, а, следовательно, и его хозяин — товарищ Путин. Боялся настолько, что резко, без всяких связных объяснений, отказался его подписывать после долгих переговоров. Фактически, струсил как двоечник перед экзаменом, поскольку понимал — его и таких как он в Европе ждет только тюремная камера.

И именно сейчас, когда солдаты и ополченцы проливают свою кровь, защищая Родину от восточных орд, необходимо было подписать этот договор. Необходимо было закрепить международной договоренностью те цели и идеалы, ради которых Майдан поддержали миллионы; зафиксировать задачи на будущее и обязательства перед украинским народом. Этот договор получил полную международную поддержку, включая государства Европы, США и НАТО, чей Генеральный секретарь отдельно отметил это событие как важный и полезный шаг для Украины.

Курс на постепенное вхождение Украины в состав Европейского Союза подтвержден, и, нет сомнений, что он будет выполняться любыми законными властями государства — в условиях войны с Россией, кто бы ни пришел к власти в Киеве, не сможет позволить себе диктаторской роскоши воевать еще и со своим собственным народом. К тому же показавшим совсем недавно, что власть предателей и плутократов он умеет сметать очень эффективно.

Раз курс есть, необходимо еще раз напомнить всем о том, какие положительные перемены он несет для страны, и что Украине самой предстоит сделать, следуя этому курсу.

В контексте войны логично будет начать с обороны. Хотя ассоциация, и даже членство в Евросоюзе никак не связаны со вхождением государства в состав НАТО, тем не менее, по так называемому пакетному соглашению «Берлин-плюс» ЕС может применять для защиты своих интересов и территории силы НАТО без санкции США.

Другой важной и хорошей новостью для всех новых ассоциированных членов Евросоюза — Украины, Грузии и Молдовы — является то, что еще в 2010 году Германия, Франция и Польша активизировали процесс пересмотра европейской концепции безопасности, чтобы создать в перспективе для Евросоюза действенные объединенные силы обороны. В 2011 году эту инициативу поддержали также Италия, Испания и ряд небольших европейских государств.

В сентябре 2012 года министры иностранных дел одиннадцати государств ЕС выступили с инициативой создания единой европейской армии. Эти события подстегнула «арабская весна» и начавшиеся конфликты в Ливии и Сирии. В которых, несмотря на свою прямую заинтересованность в их решении, Евросоюз не смог принять сколько-нибудь действенного участия. Новый, наиболее сильный, виток развития этой темы начался после вторжения российской армии в Крым и фактической аннексии полуострова. Это вторжение подтвердило приверженность России традиционному для нее экспансионизму и военной агрессии на территории соседей.

Поскольку Китай стал, по сути, не по зубам Российской Федерации, Монголия является китайским сателлитом, Беларусь и Казахстан входят в Евразийский российский Таможенный союз, а Республиа Ичкерия оккупирована РФ, несложно предположить, что следующие удары Путин и его империя могут нанести по Странам Балтии — там, где есть большая по численности русская диаспора, в значительной своей части настроенная резко антиевропейски.

Это понимают и в Совете Европы, и в национальных правительствах западных стран. Германия, центральное и географически, и экономически, и политически государство ЕС, уже готовит существенное расширение военного бюджета и увеличение Бундесвера — чтобы неосоветские имперские войска не промаршировали еще раз по свободным странам, а приняли быструю смерть на границах цивилизованного мира.

От роста внимания к вооруженным силам в Евросоюзе Украина получит одну лишь выгоду — при относительно скромных затратах (как правило, в совместных проектах ЕС отчисления идут в равном проценте от ВВП стран-участниц), она сможет получить уже не эфемерную, а вполне реальную помощь в виде современной военной техники и отлично обученных солдат, в переподготовке собственных дивизий и оснащении их лучшим оружием.

Озабоченность Евросоюза адекватным силовым представительством его в международных конфликтах также не может не радовать патриотов Украины — при нынешнем росте евроскептицизма, когда каждый пятый член Европарламента оказался, по результатам выборов, противником ЕС, сторонники единой Европы просто не могут себе позволить подставлять под безнаказанный удар ассоциированных членов.

Напротив, как раз в интересах пан-проевропейски настроенных правительств Германии, Франции и других ведущих государств ЕС не просто защитить территорию Украины в полном объеме, но и как можно скорее принять ее как равного члена в Евросоюз — с тем, чтобы приобрести нового союзника в деле укрепления этого альянса, как весомый ответ всем критикам идей объединения.

Экономические дивиденды Украины, вставшей на европейский путь развития, так же очевидны. Мы видим, как российские «эксперты» всех мастей очень «переживают» за судьбу Украины и ее доходов в случае присоединения к Евросоюзу. По словам россиян, к ним украинские товары уже не попадут, а европейцы их к себе не пустят. Разумеется, это ложь, ставшая нормой официального Кремля при режиме Путина.

Первым и самым важным преимуществом станет присоединение Украины к общему рынку Евросоюза, возможность покупать и продавать на нем без бюрократических и таможенных барьеров. ЕС сегодня является самой крупной единой экономикой в мире, обслуживая 480 миллионов человек и четверть всего торгового оборота Земли.

В таком многообразии сделок и запросов Украине довольно легко найти свою нишу, и это подтверждается не первый год — только в 2013 году общий объем торговли между ней и Евросоюзом составил почти 40 миллиардов евро — четверть всех зарубежных сделок государства. Присоединение к ЕС позволит увеличить этот показатель вдвое уже в ближайшей перспективе.

Уничтожение таможенных тарифов поможет сократить цену на украинские товары для европейцев примерно на 10 процентов, и на столько же — на европейские для украинцев. Не стоит забывать и о качестве, ведь то, что сделано для ЕС, зачастую, при той же обертке, куда лучше товаров для «третьего мира». Совершенно банальный и легкопроверяемый пример — «Фанта» в России содержит 2 процента сока, о чем сказано на этикетке, а в Польше и дальше на запад — уже 6 процентов.

И так во всем — не зря половина Санкт-Петербурга отоваривается в соседней Финляндии (при этом спесиво нарекая финнов «чухонцами»), а Калининград — в Польше и Литве. Как-то русские из приграничных районов не стремятся поддержать отечественного производителя…

Еще одним преимуществом становится возможность для украинцев с минимальными бюрократическими препонами работать в странах Евросоюза, например Чехии или Германии. Россияне почему-то называют это среди минусов — не иначе, они до сих пор считают, что некие мифические «фашисты» завозят в Германию остарбайтеров, селят в сараях и заставляют трудиться по 20 часов.

В то же время сами европейцы, американцы или австралийцы очень охотно ездят по всему миру, работая в разных странах и приобретая новый опыт. Сотни тысяч англичан, работающих в странах «третьего мира», вовсе не свидетельство того, что в самой Британии — голодные бунты и эпидемия чумы, но русскому уму этого, очевидно, никогда не понять.

Общее поле для бизнеса обозначает общие стандарты и схожую законодательную базу. Здесь также нет ничего плохого — напротив, европейские стандарты вызывают куда большее доверие, чем, например, клеймо «Made in Uzbekistan». Да и европейская бизнес-культура, подстегиваемая интеграцией, явно лучше наследия совка и российской кланово-кумовской схемы распределения денег в обществе.

Единственный вопрос тут — деньги на внедрение инноваций и новых стандартов, и на ней не акцентирует внимание только ленивый россиянин. Ответ уже готов — Европейский Инвестиционный Банк совместно с Европейским Банком Реконструкции и Развития уже много лет выделяет деньги Украине по минимальным ставкам для развития инфраструктурных и хозяйственных проектов — только за время правления Януковича таким образом были получены 8 миллиардов долларов на 321 проект, и еще почти полтора миллиарда — в виде прямых инвестиций и кредитов частным компаниям.

Сейчас же международные инвесторы подтвердили готовность выделить на тех же условиях долгосрочные кредиты на 1,32 миллиарда долларов, в том числе на здравоохранение и переоснащение инфраструктуры для соответствия европейским стандартам — это не считая поддержки частных предприятий. При этом только за последний месяц Украина получила от Всемирного Банка 1,5 миллиарда долларов под 0,9% годовых, 48 миллионов от США и 500 миллионов от Евросоюза.

Словом, деньги в стране есть — вопрос в том, чтобы обеспечить их сохранность и расходование по нужным статьям, а не на очередное «Межигроье» или брутальный «распил». Теперь дело чести каждого сознательного украинца — контролировать чиновников и пресекать воровство бюджетных активов повсеместно.

Из дополнительных плюсов ассоциации с Евросоюзом для Украины также стоит отметить совместные программы по борьбе с коррупцией. А также возможность для украинских абитуриентов без проблем поступать в вузы других европейских стран.

А что же Россия могла бы, гипотетически, противопоставить этому, какие выгоды предложить?

Государство, которое не имеет денег на строительство нефтепроводов в Китай и вынуждено для их оплаты поднимать внутреннюю цену на газ. Государство, где дороги стоят в восемь раз дороже американских и разрушаются за год. Государство, где только за 2013 год исчезло 200 тысяч компаний, а миллион индивидуальных предпринимателей забросил бизнес.

Государство, для которого попадание топового вуза в специально составленную сотню лучших университетов развивающихся стран — редкий праздник. Впечатление складывается верное — Россия способна предложить только спрос на дешевые низкокачественные товары, не имеющие китайских аналогов.

Причем спрос этот может вдруг исчезнуть, если России не понравится внешняя или внутренняя политика Украины — как это уже не раз было с товарами из Европы, где неожиданно «оказывались» то «несоответствие регламентам», то какой-нибудь «гомовирус». То есть ни стимулов для развития экономики, ни ее стабильности от России как союзника ждать бы не пришлось — и в этом свете интеграция с ЕС, безусловно, оптимальный и самый выгодный ход Украины.

Подводя итоги, хочется еще раз напомнить — Майдан был акцией в защиту народной свободы, он стал революцией, свергшей тираническую плутократию, и его идеалы должны быть защищены. И сближение с Евросоюзом — и есть та самая защита.

Вступление Украины в Евросоюз ни в коей мере не умаляет ее суверенитет, не ставит ее в унизительную позицию — подобно Евразийскому союзу, где нет никакого равенства членов.

Что важнее всего — сейчас Украине необходима помощь в противостоянии с одной их самых вооруженных стран мира, с самой агрессивной империей современности. Украина достойно приняла вызов и ведет войну. Но Украине нужна опора — и этой опорой станет Европейский Союз.

Никита Борисенко, специально для издания «Аргумент»

Аргумент

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.